Мы рады приветствовать вас на форуме, посвящённом продолжению романа «Сумерки» С. Майер. Основной сюжет развивается в Чикаго, Вольтерре и на Аляске.
Рейтинг: NC-17 • cистема: эпизодическая
Время: осень 2019 года
demetri x constantine
С губ сорвался вздох, каким награждали матери сыновей.
– Я выбираю честность, – серьезный-серьезный взгляд. Веселье – на самом дне его. – А ты отвечаешь мне вопросом на вопрос, – девушка невольно сморщила нос и сдула со лба непослушную прядь. Отвечать она на такое не станет.читать далее
Сюжет Правила проекта Шаблон анкеты Список персонажей Занятые внешности Информационный раздел

Twilight saga: А Modern Myth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Twilight saga: А Modern Myth » Личные эпизоды » Краски


Краски

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Краски
Серость — это не дождливое небо, это даже не мокрый асфальт, это в голове красок не хватает.
множество дат | множество мест
Пандора Вольтури, Константин Вольтури

http://sg.uploads.ru/Wb2QY.gif

http://s8.uploads.ru/CbOn6.gif

Короткие и не очень (скорее "не очень") зарисовки из жизни первых полукровок.

0

2

сразу после эпизода "Глинтвейн", по возвращению в замок

ночь с 26 на 27 декабря 2017 года


"Истории о баловстве"

0

3

За окном все лило. Темные тучи, густые, плотные, скрывали небо до самого горизонта. Если Иисус действительно родился в подобную погоду, то стоило ли удивляться его... Блаженности? Константин усмехнулся: удивительнее ведь было другое. Несмотря на ливень, тянущийся уже второй день (и откуда столько воды?!), несмотря на свитер этот несчастный, конечно же красный, и, конечно, с оленями, он вовсе не чувствовал себя недовольным. Его мир оброс плотным коконом, прочной, но хрупкой алмазной сферой, и здесь, внутри, не существовало ничего. Кроме нее. И нежности, что она дарила. Юноша, пожалуй, не понимал, чем заслужил подобную ласку и заслужил ли, не видя в своем отношении к ней ничего необычного, а потому принимал ее, как и полагалось заправскому коту – с недовольством, мол, мало! Их собственный день, начавшийся еще рождественским утром, прерывать не хотелось, и только поэтому он согласился уступить, рассказать ту историю. Пандора, наверное, огорчится? Истории как таковой и не было – были улики его баловства, способные сказать больше слов, и одна фраза, умещающая в себя несколько месяцев жизни. Даже странно, насколько ему тогда хотелось видеть отца. Будто глупый ритуал мог что-то изменить в их жизнях, обставить все иначе или переродить целую вселенную из вероятностей и проистекающих из них событий.
Первым, конечно, было православие. Затем, не отходя далеко, католичество. Он извернулся, найдя возможность пропустить лист ожидания и пройти крещение у самого Папы. С православием подобного не вышло – домом веры стал небольшой храм, тихий и атмосферный. Ему даже понравилось, что вышло именно так: настроения двух крещений были совершенно различны. К тому моменту Константин настолько напитался ритуаликой, что в исламе его привлекала лишь незнакомая культура. Совсем незнакомая. Необычная. Интересная. И ритуал посвящения стоил того. В конце концов, ему было шестнадцать. Он хотел совершать глупости и совершенно не желал задумываться о причинах, чем, впрочем, и занимался. В разумных пределах.
Быть может, ему стоило зайти на исповедь? Оставалось только выбрать церковь.
Пальцы любовно коснулись гитары. Гладкую, как их кожа, он все же решил ее оставить, находя равновесие в созвучии красного дерева с ягодами остролиста. Юноша вовсе не собирался беречь ее с тем же усердием, что и Зоэ, но ремень обещался выжить в любое его настроение. Он еще сменит ни один инструмент: часть из них осядет на нем пылью, другая – вопьется опилками, но пока ему предстояло жить. Гитары из махагони Константин держал в руках не раз, но отчего-то эта, такая же глубокая и басовитая, как и ее сестры, фундаментальная по звучанию, обладающая тем же певучим бархатом, нравилась ему более других. Было ли дело в эмоциях, что впитало в себя это дерево?
В первой комнате, как и всегда, царил хаос. Называть это гостевой не поворачивался язык: ни одна из комнат не предполагала прием гостей. И кресла-то стояли друг напротив друга лишь оттого, что нередко, садясь в одно из них, Константин закидывал ноги на второе. Ему обязательно нужно было закинуть ноги хоть куда-нибудь.
Аккуратно обойдя разлетевшиеся бумаги, юноша выудил из-за книг ясную атрибутику, два креста (каждый на своей веревочке!) и четки, все вместе покоящиеся теперь на его раскрытой ладони. Право, зря принцесса так любопытствовала.
– Нет никакой истории, Пандора, – он опустился на пол, сложив по-турецки ноги. – Я просто крещен. Дважды. – Тонкая улыбка, едва-едва распустившаяся, была донельзя озорной. – И помазан.
Веселые бесенята скакали в лазури глаз.

+1

4

Было тепло.
Константин почти и не ворчал, что вызывало закономерное удивление - он не сменил красного свитера, а дождь, вопреки его сетованиям, так и не прекратился. Чёрные брови чуточку нахмурились. Кажется, он… счастлив? Пандора неизбежно вливала в него собственные эмоции через случайные прикосновения, почти не желая закрываться и позволяя ему ощущать себя под самой кожей. Извечная осторожность – в этом мире у неё не будет друзей – отступала на те часы, что они провели вместе. Ей не хотелось защищаться. По правде, не касаться она и не могла, ощущая себя… глухой, слепой… калекой? Неполноценной. Только вот… Пандора гнала прочь горькие мысли, пропитанные неизбежным. Внутри хрупкого мирка уютно.
Не замечать течение времени оказалось забавным.
Сказку, однако, пришлось прервать гораздо раньше, чем им обоих хотелось бы – в угоду благоразумию и осторожности. Пандора потянула время, достаточно чтобы насытиться впечатлениями и тем уютном, почти одиночеством, по которому она, оказывается, скучала. Ей не хватало… тишины. Тонкие пальцы сжали горячую руку. Искать подвоха в его действиях, не имевших под собой оснований, не хотелось. Они жили не в том мире, где подобное было бы разумно. Но сегодня, сейчас – плевать.
Его комната представляла всё тот же бедлам. В нём, конечно, была структура, строгий распорядок изобилия вещей, в котором Константин разбирался без труда, но со стороны это выглядело возмутительным бардаком. Покои Пандоры, её крошечное царство, представляло собой полную противоположность. Похожие и непохожие. Забавно.
Она с любопытством наблюдала за тем, как Константин нежно прикоснулся к красному дереву гитары. Ему, безусловно, предстоит играть на ней ещё не раз. Пандоре понравилось звучание, бархатная глубина «голоса» и неизбежно связанное с этим Рождеством настроение. Улыбка мягкая, по-весеннему светлая.
У него удобное кресло. Пандора села, вытянув ноги на противоположное, и неуловимо напоминая разнеженную ленивую кошку, никогда не довольную мягкостью подушек. Она внимательно следила за ним из-под полуопущенных ресниц, и взгляд её лучился сытым счастьем.
Чёрная бровь вопросительно изогнулась. На раскрытой ладони лежали символы трёх религий, ни одну из которых Пандора не находила привлекательной, находя в том очевидную причину. Чёрноволосая головка сначала склонилась направо, затем – налево.
– Какая восхитительная несерьёзность! – в её голосе дрожал смех. Пандора перегнулась через подлокотник; длинные пряди волос коснулись пола. Чёрные глаза светились неподдельным, искренним любопытством, а ещё тем шаловливым выражением, истинным лукавством, что свойственно лишь женщинам. – Так тебе по душе сцена, Константин? – промурлыкала она, вся истекая удовольствием. – Меня никогда не привлекала религия, – немного задумчиво, – вероятно, потому что все известные мне религии ненавидят женщин. Неприятно чувствовать себя сосредоточением всяческих пороков, – смех зазвенел весенней капелью. Очередная сцена, на которой можно выступить. – Но я не против поиграть в добрых христиан, – выражение её глаз вновь изменилось – теперь в нём таился зверь, – как-нибудь. – Пауза была недолгой. – Сколько тебе было, Константин?   
Это едва ли случилось недавно – нет, для таких эскапад нужно больше юности.
Мягкая, словно первый поцелуй, улыбка. Прекрасное завершение прекрасного дня.
…а кресло у него на диво удобное. И ног она, пожалуй, не уберёт. Ему, кажется, неплохо на полу?

+1

5

Ей, кажется, нравилось. Маленькая головка наклонялась из одной стороны в другую, словно Пандора никак не могла решить, выбрать собственное отношение к столь вопиющему богохульству. Константин не мог не улыбаться, лукаво, хитро, сидя у самых ног ее и наблюдая за восхитительной реакцией. Потому что я хочу делать глупости. Свои же слова запели где-то внутри него. Отец тогда, казалось, шутку не слишком оценил.
– Мне по душе ритуалика, – аккуратно оправил он, – предпочитаю тень закулисья свету софитов, Вседающая. – Главные роли не писались подобным ему. И Гамлет лишь являл собой исключение, подтверждающее правило. Густые брови нахмурились, и шутливость в этой дрожащей маске увидела бы лишь она. – Так вы и есть сосредоточение всяческих пороков, – сказал он тем тоном, серьезным, строгим, что не предполагал возражений. С такой серьезностью говорил архидьякон Фролло. – Врываетесь, смешиваете мир, путаете мысли, а ты потом сиди, думай, что это вообще было и как теперь все разгребать, – с такой серьезностью говорили ортодоксы о греховности женщин. – Из-за вас войны проигрывали, – напомнил он, – и начинали. – Константин, в конце концов, рассмеялся, тихо и нежно, а после подался вперед, чтобы поцеловать белые-белые пальцы. – Обязательно сыграем. – Игра ведь обещалась превосходная! – Мне было пять, – горячий язык скользнул по губам, – с половиной, – подобные уточнения в их мире были особенно важны. – На шестнадцать выглядел, хотя это... Сложный момент, – он вздохнул в ответ на вопросительный взгляд. – Я из тех, кто сначала маленький и неказистый, а потом вымахивает в две головы за лето, – улыбка была... невнятной. – Так то, на шестнадцать, но как бы, – юноша развел руками, – аж собственное отражение бесило. Я рядом с отцом смотрелся, как дешевая китайская подделка. – Смех, застрявший в горле, переродился в насмешливое рычание. – Между прочим, я даже позвал его на первое крещение! – Смех этот нашел место и в глазах, ясных, пресыщенных излишне сытой трапезой. – И на все остальное тоже. – Воспоминания отзывались внутри теплом. Константин замерцал, часто-часто, как делал всегда, чтобы привлечь внимание сиятельного родителя. Это было обещание: он скоро придет, как приходил в каждый год до этого. – Православная церковь была маленькая, казалась тесной снаружи и огромной внутри. Меня во время процесса просто переполняло... Что-то. Я так и не смог найти названия, Пандора, – полукровка замер, как замирали лишь хладные. – Католическое... Я выкупил очередь и влез на крещение к Папе, – осклабился, довольно, удовлетворенно. – Совсем другая атмосфера. – Задумался. Надолго. – أَشْهَدُ أَنْ لاَ إِلَهَ إِلاَّ اللَّهُ وَ أَشْهَدُ أَنَّ مُحَمَّدًا رَسُولُ اللَّهِ 1 – голос вознесся пением, – «Я свидетельствую, зная, будучи абсолютно убеждённым, что нет иного Божества, достойного поклонения, кроме единственного Бога — Аллаха; я, также зная и будучи абсолютно убеждённым, свидетельствую, что поистине Мухаммад ибн Абдуллах из рода Хашима (мир ему и благословение Аллаха) — Его раб и Посланник, посланный Им ко всему человечеству, чтобы научить людей истинной религии.» – Отложив кресты в свободную руку, Константин перебирал пальцами четки. Одна за другой, одна за другой, одна за другой... – Троекратно. Можно и дома, наедине с собой, – черные ресницы дрогнули, – в исламе главное – вера, крепкая, сильная, – смешинки рождались и таяли на дне лазурных глаз, – но я выбрал мечеть и муллу. Смысл ведь в этом, – языком по кайме зубов. – Думаю вот, чего бы еще такого принять. Обряд посвящения в язычество, быть может? Ими можно заниматься бесконечно долго, – ведь верований в мире бесчисленное множество. Константин устало вздохнул.
...Дверь за принцессой захлопнулась тихо, едва-едва шурша. Взгляд, замерший на последних ее следах, говорил лишь одно: женщины – прообраз греха во плоти. Юноша, правда, никак не мог понять до конца, отчего в его голове кишат подобные мысли.
Пора было поздравлять отца.


1. Произносится как «Āшхаду’ ан лā илāха илла Ллāху ва а́шхаду а́нна Мух̣а́ммадан Расȳлу-Ллāхи»

+1


Вы здесь » Twilight saga: А Modern Myth » Личные эпизоды » Краски


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC