Twilight saga: А Modern Myth

Объявление

Новости и объявления
19.10.18 Голосование на пост недели открыто. Спешите сделать свой выбор.

14.10.18 Две новые акции уже доступны на нашем форуме. Мы разыскиваем волков и румынский клан.
Twilight saga
А Modern Myth
Мы рады приветствовать вас на форуме, посвящённом продолжению романа «Сумерки» С. Майер.

Рейтинг: NC-17
Система: эпизодическая
Время: осень, 2018 года

Основной сюжет развивается в Чикаго, Ла-Пуш, Вольтерре и на Аляске.
Пост недели
Он был необычным. Пандора позволила себе приблизиться ещё на шаг, ощущая, что он, её отец, увлекал её каждым словом, каждым действием в неизвестную пока ещё игру. Аро ничего не делал просто так, чувствовала она – слова, движения, даже дыхание отточены до безупречности.
< читать далее >

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Twilight saga: А Modern Myth » Настоящее » Капкан


Капкан

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Капкан
Родственников лучше любить издали.
19.09.2018| Чикаго, штат Иллинойс, США | Валери Спаркс, Катерина Корсини

http://s8.uploads.ru/xDch1.gif

http://s5.uploads.ru/E0BmA.gif

Долгие поиски родственников наконец привели к успеху. Вот она - живая и родная. Но понравишься ли ты новоявленной... сестре?
облачно, но светло; около 70 градусов

+1

2

Глаза уже закрывались от усталости и Вэл жалела, что не может как в мультике подклеить веки скотчем или вставить себе спички. Не смотря на общую усталость ей очень хотелось разделаться с этим делом как можно скорее.
В квартире было темно и тихо, Эби легла спать еще до её возвращения, чему Валери была очень рада, а то неизвестно насколько еще пришлось бы отложить это дело. Уже прошло больше месяца с их поездки в Вашингтон. Вместо того чтобы гулять и наслаждаться видами столицы Вэл почти неделю провела в Библиотеке Конгресса вместе со своим новым знакомым по переписке, который любезно вызвался помочь ей разобраться в архивных записях. Поездка, как считает сама Вэл, выдалась удачной: теперь у нее появилось два новых имени, которые надо было проверить не по бумагам, а на практике. Конечно, Вэл могла ошибаться, возможно, эти люди не имеют с ней ничего общего, но если вспомнить, что все мы произошли от обезьяны...
Уже тогда, возвращаясь из Вашингтона в Чикаго, Валери была уверена, что быстро выяснит насколько достоверной информацией она завладела. Целых два имени! Или всего два? В любом случае поездка была плодотворной, поэтому Вэл хотелось как можно скорее заняться поиском реальных людей, пообщаться с ними. Даже если результат будет ошибочным, у Валери появится еще несколько новых знакомых. Ей нравилось самой находить себе друзей. Валери считала, что это гораздо безопасней, чем когда кто-то пытается познакомиться с ней. Никогда не знаешь, какие цели преследует человек, а Валери не любила сюрпризы, которые иногда ей подкидывали такие вот "случайные" знакомства. Когда же она сама искала людей, Вэл точно знала, что от них не прилетит никакой подлянки. Да и что они могут? Она еще ни с одним своим новым родственником не пересекалась вне глобальной компьютерной сети. Разве может кто-то из них представлять опасность? Глупость.
И вот наконец-то у Валери появилась возможность заняться самой любимой частью поиска - поиском реальных людей в сети Интернет. Не желая раньше времени усложнять себе жизнь, Валери открыла свой профиль в Фейсбуке и вбила в поисковую строку первое имя. И это всё? Вэл уже была морально готова к тому, что ей опять выпадет список из пятидесяти человек, не меньше, но в данной социальной сети было всего восемнадцать профилей с интересующим Спаркс именем.
Решив, что это уже маленькая победа, Валери налила себе вина и только после этого принялась рассматривать предложенные профили. Конечно, она могла бы параллельно заняться поисками и второго родственника, но теперь ей не хотелось спешить, неизвестно когда еще у нее найдется время, чтобы вырваться с работы и съездить покопаться в архивах, а так она оставляла себе возможность отложить поездку на неопределенное время, имея оправдание, что не разобралась еще с предыдущей информацией. Ей нравилось это чувство, когда ты словно в интернет-магазине сидишь и выбираешь себе нового родственника. Конечно, не всегда твой выбор оказывается правильным - бракованные вещи еще никто не отменял, но даже эти промахи не были способны огорчить Валери. Удовольствие, которое получала Вэл, "фильтруя" возможных кандидатов на роль нового родственника, всегда превышало горечь от её промахов.
Бегло пробежав по страницам, Вэл отмела десять неактивных профилей, еще три странички не вызывали в ней абсолютно никакого желания писать, поэтому их Валери тоже закрыла, предварительно добавив в закладки, чтобы не забыть про них, если поиски не увенчаются успехом. На оставшиеся пять страниц Вэл скинула написанный примерно год назад текст с информацией о том, почему она решила занять их время и как круто будет, если вдруг она не ошиблась адресатом, дополнив его свежей информацией о том, откуда она узнала именно про них.
Среди оставшихся пяти страниц ей особенно запали в душу три девушки, с которыми она не прочь была породниться вот прямо сейчас без всяких объяснений и выяснений отношений. Вообще, поиск родни оказался довольно забавным занятием, долгим, но интересным. Вэл не ждала ни от кого ответа во втором часу ночи, но уходить в оффлайн не спешила. Запустив CorelDRAW, девушка открыла изображение дерева и добавила на него еще две фамилии. Родовое древо было каким-то косым и кривым, возможно, не стоило так спешить с оформлением, но даже тут Вэл хотела повыпендриваться. Ей было мало просто записать информацию, это должно было быть красиво, чтобы любому человеку, случайно или нет увидевшему её творение было понятно - работа сделана с душой, хотя души в это дело она и без того уже вложила не мало. Нормальные люди, если и ищут себе долгосрочное занятие, то, как правило, останавливаются на чем-то менее масштабном и затратном по ресурсам, но Валери была не Валери если бы решила стать, например, филателистом или филолидистом, нет, если уж и увлекаться чем-то, то только чем-то поистине затратным и уникальным - генеалогия как раз подходила. Хотя неизвестно, пришла бы Вэл сама к такому увлечению или все закончилось на мемомагнетике, если бы на первом курсе не пропустила почти весь семестр истории, в итоге преподаватель решил пойти ей навстречу, выдав весьма своеобразное задание - составить семейное древо с описанием того, чем занимались ее родственники. Тогда Вэл посчитала, что ей несказанно повезло, ведь от нее не требовали доклад по колониальной истории Америки,  делов-то - расписать чем занимаются ее бабки-дедки, тетки да дядьки. На экзамен она шла с высоко поднятой головой, ведь Вэл без труда выполнила задание профессора. Только вот вышла из аудитории она с опечаленным видом, тогда Валери узнала, что неплохо бы перед тем, как приступить к какому-либо делу, сначала поискать дополнительную информацию, а лучше сто раз переспросить что конкретно от нее хотят. Зато к пересдаче Вэл уже имела вполне четкое представление о том, по какому принципу составляется родовое древо. И вот нет бы выйти с экзамена и забыть, но Вэл находилась под таким сильным впечатлением, что решила и дальше распутывать клубок своей семьи. Да, возможно не сразу, но когда-нибудь потом она сможет сделать детям по-настоящему крутое семейное древо, которое им зададут на уроке по истории во втором классе.
Вэл как раз заканчивала пририсовывать молодой отросток к ветви "Корсини", когда случилось сразу два события: на заднем фоне всплыло уведомление о новом сообщении и из темноты донеслось сонное: -Тапа-тапа, давай уже спать!
- Я уже заканчиваю, - заверила подругу Вэл, одновременно с этим открывая новое сообщение. Невероятное, но именно от этого пользователя она особо не рассчитывала получить ответ. У Валери уже было достаточно опыта, что бы определить по профилю ответит тебе человек или нет. Такие люди, как правило, не спешат обзаводиться знакомствами в сети, а уж родственниками и подавно, им вполне хватает своей жизни.
Из сообщения стало ясно, что Вэл смогла заинтересовать незнакомку. Победно вскинув руки, Валери осушила бокал. Теперь ей уже было неважно ответят ли остальные. Вэл прекрасно понимала, что в этом деле даже один ответ - это роскошь.
Сон сняло как рукой. Теперь Валери хотелось узнать о ней всё.
Ночная переписка в Интернете, к большому удивлению Вэл, закончилось тем, что они решили встретится в реальном мире, в реальном городе, в реальном ресторане и ни когда-нибудь через месяца или года, а уже на этой неделе. Сначала Валери сильно удивилась, что ее родственница так удачно оказалась с ней в одном штате, а потом, отбросив из головы дурные мысли, очень обрадовалась, что сможет в ближайшую среду встретиться с Катериной.

В среду в театре шла репетиция второго состава, поэтому Вэл смогла улизнуть с работы пораньше, ровно настолько, чтобы приехать в ресторан за полчаса до назначенного времени. Она так боялась опоздать, что вздохнула с облегчением только тогда, когда оказалась за столиком. У нее было еще достаточно времени, поэтому девушка решила себе что-нибудь заказать. Вряд ли новая знакомая огорчится, что Вэл не дождалась её.
Бегло глянув меню, Вэл осознала, что не голодна. Хотя по дороге сюда она помирала с голоду: в спешке она опять забыла про обед, а когда вспомнила, было уже поздно. Сейчас же чувство голода куда-то исчезло. Было это нервное или нет - Валери пока не поняла, но надо было сделать заказ, поэтому выбор пал на фруктовый чай и чизкейк. Заказ еще не принесли, а Валери уже знала, что не притронется к десерту. Нервное.
Внутри все сжималось от волнения. Корсини была первым "найденышем" за два года, которого Вэл посчастливится увидеть. Неужели это вообще возможно? Вот так просто? Две девицы, родом с другого континента, вдруг оказываются в одной стране. Да что там страна! Один город в одно и то же время. Валери не сводила глаз от дверей. Знала, что еще слишком рано, но ничего не могла с собой поделать.
Официант принес заказ.
Буквально на минуту Вэл отвлеклась, переключившись на десерт, чтобы стащить с тарелки половинку клубники. Сам чизкейк она по-прежнему есть не собиралась. А когда подняла глаза, увидела, что ее родственница уже идет по залу в направлении столика. Вэл отложила ложечку и, сдвинув тарелку с десертом в сторону, расплылась в самой милой своей улыбке. У неё было достаточно времени, чтобы успеть рассмотреть свою родственницу. Да мы еще и ровесницы! Вэл вспомнила, что дата рождения в профиле девушки была скрыта. Невероятное везение. Хотя Вэл не покидало чувство, что не все будет так гладко. Так просто не бывает, чтоб все было идеально.

Отредактировано Valerie Sparks (10 октября, 2018г. 08:23:57)

+1

3

[float=right]http://sg.uploads.ru/Wj0pr.gif[/float]Глубокий вдох. Ногти оставили неглубокие борозды в стеклянной поверхности стола. Катерина закатила глаза и, хмыкнув, рухнула на подушки. Несколько лет жизни без ограничений, и вот она снова с трудом переходит на животных. Или как бы сказали нынешние мастера? Альтернативное питание? Горло саднило. Хаммонд - не вариант, слишком близко. Портедж? Не ее территория, она не станет нарушать правил. В другом случае еще возможно, но здесь... Ласковая улыбка. Ее нежный друг Карлайл будет расстроен, если она не послушает его просьб. И меньше всего она хотела его расстраивать.
Брызги - прозрачное серебро воды. Залюбовалась лишь на мгновение. Надо было не упустить момент, не дать крови разогреться выше 36-37 градусов: свернется, будет совершенно испорчена. Подобные извращения не особо улучшали вкус донорской крови, но она хотя бы начинала греть. И насыщала, конечно, лучше.
Миг, что звался вечностью. И - румянец на всегда бледных щеках.

Знакомый звук отвлек от фильма. Фейсбук? Не собиралась отвлекаться. Так и не посмотрела его летом, и сейчас наверстывала упущенное. На экране Хан демонстрировал знание языка вуки.
Но если подумать, два часа ночи. Бессмертных редко встретишь в фейсбуке, большая часть перешла в телеграм, некоторые архаично пишут смс. Негромкий смешок. Архаично. Она ведь еще помнила голубиную почту и гонцов.
Каким-то чудом дотянулась до телефона (вставать не хотелось совершенно). Яркое свечение экрана в полутьме ударило в глаза и Катерина привычно зажмурилась. Некоторые человеческие привычки не отпускали даже спустя четыре столетия.
Это было... Забавно. Счастливый когда-то уговорил ее не трогать своего сына, и отец ее, как выяснилось, имел пару бастардов: кровь Корсини продолжала течь в каждом и них, хотя, конечно, и имела много странных примесей. Как и многие пьющие кровь, венецианка придерживалась политики невмешательства, но не смогла стерпеть оскорбления, почуяв свою кровь в турецких метисах. И додумался же кто-то! Тогда не было веселья или кровавой бани, лишь жестокое напоминание, все свидетели которого отправились к Харону. Хладные костенели в своих привычках, и, пусть она и стала спокойнее, старые принципы никак не желали уходить. Понимала теперь, как глупо было убеждать Деметрия в своей непричастности к падению его родного города: пройдет сотня, две, пять сотен лет, но потомки, - дети! - все также будут нести ответственность за поступки своих предков.
С тех пор, как она пощадила своего сына, прошло немало лет. Она встречала родственников как по бастардам отца, и была им рада, так и по своему сыну, и им радовалась... Не особо. Не вмешивалась явно, но любила попортить молодую кровь. Улыбка стала заинтересованной. Как же тебе не повезет, девочка, если ты действительно моя родственница. Впрочем, ненадолго: фильм был гораздо интереснее очередного правнука.

Должен сознаться, что родственники вызывают у меня живейшее отвращение. Происходит это, видимо, оттого, что невозможно переносить, когда у других такие же недостатки, как у тебя.

[float=left]http://s5.uploads.ru/hgDBd.gif[/float]Через несколько дней, когда жажда была утолена в славном городке Портедж, а небо, как и обещали синоптики, затянули облака, Катерина соизволила отмыться от крови, чтобы выползти из своей норы. Она готова была сладко зевнуть и потянуться вверх, к самому солнцу, вытягивая каждый позвонок: ленность бытия затянула к себе, словно зыбучие пески. По хрупкому обнаженному телу стекала вода, а мокрые ножки оставляли на плитке следы ступней. Она все-таки зевнула и запрокинула голову назад. Для чего еще нужна вечность, если ты не наслаждаешься ею? Она долго и придирчиво выбирала, что надеть, и, как всякая молодая девушка, с грустью подмечала, что одежды у нее не так и много. На самом деле, Катерина искренне скучала по платьям своего времени. Даже со всеми застежками, крючками и завязками, они все равно имели особый, притягательный шарм. Но, стоило признать, современная одежда была гораздо, гораздо удобнее. Какая жалость, теперь никто не смотрит на женщину в брюках с тем же вожделением, что и раньше. Карминные глаза стали кофейными под плотными линзами.

- Меня ожидают, - девочка-хостес была мила и прекрасна. Венецианка улыбнулась, вежливо и благостно. - Валери Спаркс.
Валерия. В ней виделись европейские корни. Линия подбородка, скулы, посадка глаза: многие детали выдавали в ней кровь Старого Света. Но были в ней черты и сугубо... Американские? Неправильно будет так сказать, Америка не имела нации. Но другого слова не находилось. Девушка принюхалась. Она действительно чувствовала свою кровь, но сейчас, спустя почти четыре сотни лет, сложно было определять, чей прямой потомок перед ней находился, ее или бастардов отца. Девчонка, заметив ее, отодвинула от себя десерт, и расплылась в милой улыбке. Катерина на градус наклонила голову: ей было интересно.
Она опустилась в мягкий стул напротив и жестом отказалась от предложенного меню.
- Валерия? - Улыбнулась и рассмеялась. - Валери, конечно. В Венеции я привыкла к менее англицизированным именам. Катерина, - кивнула, улыбнулась чуть шире. - И я буду категорически возражать, если ты станешь называть меня Кейт или что-то вроде того. Не люблю это, - девушка взмахнула рукой изящнее любой принцессы. - Ну так что, по кому мы родня? Ты ведь нашла, в чью честь меня назвали? - Карминные глаза за линзами горели любопытством.
Катерина далеко не впервые встречала своих родственников, но впервые они находили ее сами. Сытая, довольная последними днями, словно кот, объевшийся сливок, она могла позволить себе и интерес, и несдержанность. Холодная аристократка давно не нужна была этому миру. Впрочем, холеность голубой крови так и не выветрилась за несколько веков.
- Ты действительно будешь это есть? - Приподняла бровь, оглядывая чизкейк. - Пахнет ужасно.

+3

4

К тому времени, как ее возможная родственница оказалась с Валери за одним столом, Спаркс уже успела разочароваться в ней. Обычно Вэл не обращала особого внимания на людей красивее себя, точнее обращала, но никогда не сравнивала их с собой, но сейчас она наблюдала не просто за какой-то там непонятной девахой, к ней приближалась ее многоюродная сестра... Слишком грациозная и слишком красивая. Смотреть на нее было больно. Самое время вспомнить, что они родственники, так что было бы немного странно увидеть какого-то урода. Вэл знала, что Корсини красива - видела ее фотографии, но даже они не передавали и сотой части того изящества, которым обладала эта девушка. Балерина что ли? Обязательно это выяснит.
- Валерия?
Голос предполагаемой родственницы вывел Вэл из размышлений.
- Валери, - опомнившись отозвалась Спаркс. И тут же отметила, что даже ее голос звучал как-то по особенному. Прекрасно. Слишком прекрасно. Это начинало раздражать. В этой девушке все было каким-то неправильным. Она была такой настоящей и одновременно с этим какой-то ненастоящей. Такие идеальные люди бывают лишь в книгах, потому что даже в фильмах у актрис есть определенные изъяны. Даже если заменить им голос, скорректировать лицо, утянуть фигуру... Вэл посмотрела на Катерину, пытаясь найти в ней хоть какое-то несовершенство. Было бы проще воспринимать ее, предположим, со "сделанными" губами или грудью. Но с виду в ней не было ничего такого, чтобы можно было усомниться в ее натуральности.
Валери наблюдала за Катериной как завороженная. Наверное, это выглядело очень странно, и в какой-то момент Вэл заставила себя перевести взгляд на что-то другое. Отвлечься. Она вновь взяла десертную ложку и начала тихонько помешивать чай. Это успокаивало. Валери удивилась сама себе. Давненько она не испытывала подобных чувств и это ей совсем не нравилось.
- Ну так что, по кому мы родня? Ты ведь нашла, в чью честь меня назвали?
От удивления Вэл округлила глаза. Она знала, точнее, полагала, что знает ответ, но поверить в это ей было сложно. Гораздо легче было представить, что это лишь случайное совпадение. Удивительное, но все-таки совпадение.
- Да ты шутишь! Валери так разволновалась, что эти слова прозвучали громче, чем должны были. - Серьезно? Нет, подожди. Валери с недоверием смотрела на Катерину. А потом подняла кружку и медленно поднесла ее к губам. Сейчас перед ней сидел человек, который, несомненно, знает о их семье куда больше Вэл. Фантастическое везение. Сделав пару глотков, Валери вернула кружку на стол. Все это время она не сводила глаз с девушки, что сидела напротив, пытаясь понять сказано это было наобум или же она правда знала. Скорее, просто предположение, решила подурачиться. Нет ничего такого в том, что иногда родители дают своим детям имена в честь своих родственников, но сейчас речь шла о человеке, разница с которым у них составляла почти 350 лет. А может Вэл ошиблась и эта девушка вовсе ей не родственница, а названа в честь любимой бабули, к которой та до сих пор ездит по воскресеньям. - То есть ты хочешь сказать, что тебя назвали в честь нашей пра-и-еще-много-раз-прабабки? Валери откинулась на спинку стула и рассмеялась. Поверить в это было почти невозможно. Она не сомневалась, что сейчас ее новая знакомая покрутит пальцем у виска, встанет и уйдет, чтобы больше никогда не встречаться с этой ненормальной. А вдруг это правда? Тогда свалит сама Вэл. Ей было сложно представить, что кто-то за много лет до нее решил изучить родословную, а потом, выбирая имя ребенку, решил сделать его полной тезкой кого-то, кто жил пару веков назад. Хотя Вэл в принципе этого не понимала, считая, что в таком случае вместе с именем человеку может передаться и судьба родственника.
- А твои родители узнавали судьбу той женщины? Вдруг она была глубоко несчастна? Конечно, по Катерине нельзя было сказать, что она могла бы быть несчастна, но Валери очень хотелось верить, что вместе с именем Корсини досталось и что-то гаденькое в судьбе. - Хотя в чем измерялось счастье три века назад? Тогда мир был совершенно другим. Интересно, о чем тогда мечтали люди? Вряд ли наша прабабка мечтала о кругосветном путешествии. Или переехать на старости лет из Италии в Германию и примкнуть к какой-нибудь коммуне. - Вэл рассмеялась. Да, её мечты явно отличались от того, о чем мечтали три столетия назад.
- И как далеко твоя семья продвинулась в изучении истории нашего рода? Мне бы хотелось заполучить списочек с частью имен. Валери улыбалась, но на душе было неспокойно. - Ты, кстати, первый человек за два года, которого я нашла и с которым смогла встретиться в реале. Думаю, это всё неспроста. Не бывает случайных встреч.
Валери перевела взгляд на чизкейк, прикидывая, хочет ли она его съесть или всё же чувство голода удалось унять.
- Ты действительно будешь это есть? Пахнет ужасно.
Валери с удивлением уставилась на Катерину.
- Думаешь?
В отличии от Корсини Вэл не ощущала никакого ужасного запаха. По ее мнению чизкейк был вполне съедобным, хотя раньше здесь она его не пробовала. Она точно балерина. И не переваривает сладости ни в каком виде. Ну хоть в чем-то Вэл была лучше. Ее образ жизни был явно проще, не ограниченный никакими жесткими рамками. И это не могло не радовать.
- Чем ты вообще занимаешься?
Вэл не терпелось проверить свою догадку. Пока всё идеально вписывалось в это предположение.

Отредактировано Valerie Sparks (11 октября, 2018г. 00:58:44)

+1

5

Люди были... Забавными. Очень-очень забавными. Катерина довольно опустилась на спинку стула, с интересом изучая запахи вокруг. Самые главные ноты, ноты ее родственницы, завладевали внимание больше прочих. Она чувствовала некачественную кухню и, безусловно, не слишком правильный аромат для чизкейка (жизнь среди смертных приучала разбираться в их еде), но, лучше того, она чувствовала каждую эмоцию Валерии, скрытую от посторонних глаз. Венецианке нравились статность и гордость, видевшиеся в положении плеч, осанке и подбородке, ей нравилось плескавшееся в голубых глазах выражение. И ей нравилось то спокойствие, с которым она себя несла. Но больше того ей нравилась противоречивость.
Недовольство было в ее запахе. Недовольство, смешанное с толикой зависти. Катерина была красива по меркам смертных еще при жизни, и сейчас, в бессмертии, стала только прекраснее. Хрупкая и утонченная, дышащая молодостью и красотой. Кровь, текшая когда-то в жилах, придававшая особую, высокую голубизну венам, нашла отражение в изысканности черт лица, в длинных пальцах и музыкальных кистях. Девушка свела плечи, потягиваясь совсем как кошка, и на пару секунд ямочки ключиц стали еще более заметны.
Безумное количество силы крылось за этой хрупкостью. Невозможная холодная ярость и кровожадность скрывалась за точеностью лица. Бессчетное количество жизней она погубила еще при жизни, и после смерти не стала останавливаться. В ноздри ударил запах первого костра: первый самостоятельно убитый бессмертный. Глаза за линзами потемнели на краткий миг, едва не сорвалось с губ довольное рычание: дар помог ей не получить ни единого шрама-полумесяца. Все будет так, как она пожелает. Всегда.
Катерина знала это выражение лица. Видела его не раз и не раз замечала за собой еще в смертной жизни. Завороженная, Валерия не могла отвести взгляда. Венецианка думала, чувствует ли она страх или, как и сама девушка когда-то, достаточно сильна, чтобы запрятать его глубоко. Быть может, родственница ее вовсе не чувствует и толики напряжения? Это было бы грустно. Бесстрашие - признак глупости.
Челюсти сжались. Взгляд стал острым, колким, словно кончик стилета. Вот как, значит?
- Катерина Порта, урожденная Корсини, - венецианка кивнула. Замирать в обществе смертных все же было нехорошо. - Информация о ней теряется после 1662 года, когда она сбежала от мужа. Не самая счастливая судьба, но я верю, что она обрела счастье после побега от супруга. - Голос ее стал певчим. - Видимо, сын ее, Чезаре Порта, приходится тебе дедом? - Лукавая улыбка. Сталь в глазах за плотными линзами.
Краткий миг удовольствия. О, Катерина запомнит каждую ее ошибку, каждый неверный шаг. Она, бежавшая аристократка, убийца и воровка, прекрасная бессмертная, купающаяся в крови, фыркнула по-кошачьи и поджала губы, словно была на богатом приеме. Десертная ложка? В чай? Нет, ты серьезно? Какой позор.
Будь она лет на триста моложе, и пальцы сжались бы, в щепки сломав хрупкую древесину подлокотника. Ее собственные прямые потомки встречались уже редко: многих из них забрали несчастные случаи, болезни, суициды на фоне проблем. Большинство потомков всех линий жили в Европе, знали свою родословную, и те, что шли по прямой линии, передавали своим детям рассказ по проклятье их семьи.

Не было никакого проклятья.

Была лишь одна хрупкая девочка, что не снесла обид, нанесенных супругом.

И не простила сына, зачатого изнасилованием, так похожего на своего отца.

С американскими потомками Катерина сталкивалась впервые. И не предполагала даже, что те совсем позабыли, откуда их корни.

Гордость взыграла, и тщеславие, - честолюбие? - на миг затуманило взор. Она обязательно напомнит.

- Мы никогда не забывали, Валери, - благожелательная улыбка. Ей пока рано знать. - Семьями общаемся мало, можно сказать, не общаемся вовсе. Но корни свои помним. Семья-то благородная, высокородная. Информация хранится веками. - Взгляд из-под опущенных ресниц. - Я помню четвероюродного брата, но сталкивалась с ним еще совсем маленькой. Впрочем, мне никогда не было интересно его искать. Противный был мальчишка, - смех ее - серебряный перезвон. Ложь лилась с языка, не видя преград.
Удивленный взгляд. Довольство в аромате. Катерина усмехнулась: едкий запах зависти становился менее явным. Ей было что противопоставить.
- Если ты хочешь сладостей, то советую милый ресторанчик рядом с Харрисон Парк, - кровь паршивая, да сдержанность семейная. Недурно. - Хотя чизкейки в принципе не по мне. Я, каюсь, люблю десерты гораздо более сладкие и калорийные. - Рассмеялась почти смущенно, будто извиняясь за свои кулинарные предпочтения.
Могла ли девчонка представить, какую беду перенесет ей новоявленная родственница? Глупая смертная, сидевшая перед ней, даже не знала, с кем связалась. Хладная наблюдала за ней, как наблюдает за мышью змея: она еще не начала ее придушивать, но уже предвкушала каждый миг ее страданий. Интересно, ты также слаба, как и прочие, чтобы самостоятельно лишить себя жизни? Пустышка.
Выражение лица, однако, не имело ничего общего с мыслями в голове. Со стороны - разговор двух подруг. Подойди чуть ближе, поймешь, что две девушки лишь недавно познакомились, и обе рады новоявленной родственнице. Но никто никогда бы не узнал, сколь темные планы строились в голове венецианки. И даже другие пьющие кровь не упрекнули бы ее в несдержанности.
- Я путешествую. Работаю удаленно: зарабатываю в основном на снимках для блогов и журналов, но это пустое развлечение. Если говорить начистоту, - голос сытый, довольный, - я просто наслаждаюсь жизнью. Разве это не лучший вариант из возможных? - Выражение холодного любопытства в глазах. - А чем занимаешься ты?

+2


Вы здесь » Twilight saga: А Modern Myth » Настоящее » Капкан


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC