Мы рады приветствовать вас на форуме, посвящённом продолжению романа «Сумерки» С. Майер. Основной сюжет развивается в Чикаго, Вольтерре и на Аляске.
Рейтинг: NC-17 • cистема: эпизодическая
Время: осень 2019 года
demetri x constantine
С губ сорвался вздох, каким награждали матери сыновей.
– Я выбираю честность, – серьезный-серьезный взгляд. Веселье – на самом дне его. – А ты отвечаешь мне вопросом на вопрос, – девушка невольно сморщила нос и сдула со лба непослушную прядь. Отвечать она на такое не станет.читать далее
Сюжет Правила проекта Шаблон анкеты Список персонажей Занятые внешности Информационный раздел

Twilight saga: А Modern Myth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Twilight saga: А Modern Myth » Личные эпизоды » А не слабо?


А не слабо?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

А не слабо?
Юношеский цинизм является, главным образом, защитой против страха.
1 декабря 2012| Вольтерра, Италия | Константин Вольтури, Феликс Вольтури

https://68.media.tumblr.com/549fa0d55e63f6c2333da0f6467c98bb/tumblr_inline_oo3w1c4quG1rh53c4_500.gif

https://static.tumblr.com/26ef242b131a6f12a7c67a2ef1515da9/ecaxbkj/lSLof03s6/tumblr_static_894gtrkefxoowcosw8ogow4w0.gif

О бородатых мужиках, которые утаскивают юных мальчиков В смысле о новых начинаниях, охоте и всем таком прочем, да
около 18 часов, пасмурно, темнеет; смена локаций

+1

2

«Отель Трансильвания».
Что ж, стоило признать, они были чем-то похожи. Замок, населенный нечистью. Вампиры, полукровки... Мэвис, впрочем, сильно отличалась от него, и, конечно, ее едва ли воспитывали в той же строгости.
Но все это, конечно, было не важно. Мультфильм... Забавный, и большего от него, в целом, не ожидалось. Не радовало только, что основная сюжетная арка - любовь. Будто бы мало снято фильмов о любви! Для мультипликации не нашлось иных тем? Пресловутый "дзынь", да еще и, - подумать только! - в смертного, натирал на глазу бельмо. Константин вздохнул, поудобнее устраиваясь на каменной стене. Неудивительно, что вспоминались Каллены.
Дзынь тот действительно существовал у бессмертных. Деметрий и Хайди, Афтон и Челси, владыки и их жены. Всех их объединяло одно - ошибка, стоившая свободы.

В подземелье затхло и сыро. Он спустился не так низко, не в бесконечные алебастровые коридоры, находясь лишь на одном из нижайших этажей замка. Тут тишина, неслышно почти бессмертных и смертных, а уж в наушниках - и вовсе. Совершенный мрак нарушало лишь холодное свечение смартфона. Раздраженный, мальчишка вышел из плеера. Мультфильм радовать перестал совершенно. Единственный свободный на недель день, а он даже не может найти, что ему посмотреть! Ну и как это называется?
Константин серфил по волнам интернета, краем сознания отмечая получаемую информацию. Быть может, сходить к отцу? Или напроситься на аудиенцию к Аро? Заняться хотелось хоть чем-то, только не тем же, что и остальные шесть дней в неделю. Хотелось чего-то нового, неожиданного и странного. Не пощекотать нервы, конечно нет. Но жизнь превратилась в рутину, стала стабильной и точно спланированной, отчего ему, привыкшему к почти полной свободе действий и дней, хотелось лезть на стену. Он не мог сам выбирать учителей (разве что связанных с музыкой), как не мог и сугубо самостоятельно планировать расписание. Черти, он не мог даже убивать надоевших учителей! Деметрий по этой теме сказал немного, но достаточно, чтобы понять, насколько ему подобное не понравится. И Константин, стиснув зубы, стоически сносил чувствовавших себя более чем вольготно смертных, временами ностальгируя по жизни на Сицилии.
Приходилось признавать и иное. На самом-то деле, если отбросить глупые капризы, эта жизнь ему, кажется, нравилась гораздо больше. Здесь был отец, считавший, - называвший! - его сыном. Ищейка крепко взялся за свое порождение, вливая тысячелетний опыт в юный ум, и, по правде, общение с ним дампир не променял бы ни на один из штормов в Сиракузах. Деметрий был... Сложным. Пугал до трясущихся жил, но страх тот постепенно уходил, оставляя после себя лишь уважение. Константин действительно восхищался отцом, хотя и понимал, чувствовал, что отец не сильно доволен нимбом над головой, которым наделил его сын. Мальчик вовсе не считал отца правильным, добрым или благодушным, видя множество отрицательных черт. Но в их мире, кажется, герои были совершенно иные, и лучшие отцы, конечно, тоже. Деметрий героем не был. Он был... Деметрием. Лучшим из ищеек, стражем клана, опасным и сильным бойцом. И отцом, любить которого хотелось.
Константин и любил, и неоном загорались голубые глаза в редкие моменты, когда видел отголосок того, что делает что-то правильно.
Он ведь сможет стать достойным гордости отца?

Шаги тихие, легкие. Дыхание замерло в груди. Голову все еще разрывало после утренней тренировки, и об использовании дара не могло быть и речи. Да и кто даст гарантии, что получится скрыться до конца?
Константин потушил экран, и, поднимаясь с пола, убрал телефон в карман. Полное отсутствие света не мешало ему, не помешает и гостю. О, он прекрасно знал, как обманчивы эти шаги и что за громила за ними следует. Но ему же ничего не сделают, да? Он ведь друг отца, и едва ли... Хотя нет, именно поэтому.
- Добрый вечер, Феликс, - Константин медленно кивнул головой, выражая и приветствие, и согласие с существующей иерархией.
Хотел странного и неожиданного? Приятного, черт дери, аппетита. Пройди мимо, Феликс, пусть в подземельях будет кто-то еще, кого ты ищешь.

+5

3

День выдался жутко унылый. Впрочем, как и многие дни до него, и пора бы уже, наверное привыкнуть... Многие и привыкли, за века превратившись в подобие мраморных статуй, что пробуждаются лишь по мере необходимости... Холодные стражи, мрачные изваяния... да кому вообще сдалась такая жизнь?!

Феликс, конечно, был из тех, кого было необходимо иногда сдерживать. Энергия била из него ключом, порой разрушительным и пагубным, а порой очень даже полезным. И когда эта энергия была совсем не нужна, её сдерживали. Искусственно, разумеется. Благо, одарённых влияющих на разум тут было в достатке, так что он даже не замечал, как постепенно и сам становится похожим на спящего мраморного стража, ждущего возможности сгодиться для какой-нибудь работёнки.

И именно в тот момент, когда Феликс решил ненадолго выбраться из-под давящих отовсюду стен замка, чтобы вдохнуть немножко свежего воздуха вместо этой паршивой сырости, все куда-то запропастились. Создавалось впечатление, что работа нашлась для всех, кроме него. Никого! Это даже немного обижало. Охотиться одному было скучно... Некого поддеть, некого провоцировать, не с кем посоревноваться в «чья жертва громче крикнет». И тогда он решил спуститься в подземелье, только лишь потому, что почуял еле уловимые отголоски знакомого запаха. Если повезёт, этот кто-то всё ещё здесь, его и можно будет прихватить с собой.

Больше сырости! Феликс шел на запах, хотя тот и перебивался вонью плесени и протухшей воды. Блёкло-светящийся огонёк вдалеке подтверждал теорию о том, что здесь точно кто-то есть. Плотно сжатые губы медленно расползлись в коварной улыбке, не предвещающей ничего хорошего тому, кому она была адресована.

- Константиин, - протянул Феликс, чуть наклонив голову, - А ты что тут делаешь? Развлекаешься? – он скрестил руки на груди, опираясь об одну из колонн. Голос звучал скорее насмешливо и с долей сарказма. Ежу понятно, что развлекаться в одиночестве в этой подземке могут только самые отбитые. – Или прячешься от кого-то?... – глаза сверкнули недоброй искрой, - А я как раз тут... ищу, кого бы прихватить на охоту. Одному, знаешь ли, скучно.

Он легко оттолкнулся от колонны и медленно обошёл Константина, присматриваясь к нему со всех сторон. Похож на отца... Интересно, а убийца из него такой же искусный?

- Мы с твоим отцом иногда охотимся вместе. Он мастер своего дела, - о, он буквально чувствовал, за какие ниточки нужно дёргать. Тут не надо быть телепатом или ясновидящим. Если Константин уважает своего отца, то хочет быть на него похожим, хочет заслужить его одобрение. Если же он втайне ненавидит его – то всё равно захочет превзойти, - Наверняка чему-нибудь тебя научил... – он остановился прямо перед юношей, глядя в его глаза с вызовом и одновременно долей насмешки, - Может, составишь мне компанию? – улыбка, на первый взгляд кажущаяся доброжелательной, товарищеской, - Или ты предпочитаешь крови человеческую пищу? Совсем забыл, ты же... не совсем вампир. – Феликс пожал плечами, разочарованно хмыкнув. «Не совсем вампир» из его уст звучало как «неполноценный», и хотя он вовсе не считал дампиров такими, это было необходимо лишь в целях провокации. Он хотел вызвать в Константине желание проявить себя, или, на худой конец, ощущение безвыходности ситуации, когда отказ будет означать признание собственной неполноценности и невозможность сравниться с отцом.

Охота обещает быть весёлой. Если этот юнец не струсит.

На самом деле, Феликсу действительно было интересно посмотреть, на что способен сынок Деметрия. Почему-то он был уверен, что его боевой товарищ ни в коем случае не допустит, чтобы из Константина вышел бесполезный «придаток» к Вольтури.

+4

4

Ему нравились подземелья. Тишина казавшегося бесконечным лабиринта коридоров, иссохших артерий и придатков города, пользовалась его безраздельным вниманием. Сюда редко кто-то спускался, останавливаясь чаще на верхних подвальных этажах и самых широких коридорах. Константин же, напротив, искал самые потаенные, темные закутки, укрываясь в них саваном теней. В подобном мраке ему не нужно было брать полный контроль над даром, достаточно было лишь отпустить себя, и, чтобы найти его, пришлось бы сильно навострить уши, да к тому же знать, где искать. Да только то было бессмысленно, пока к нему вела яркая лента аромата, прекрасно выдававшая его местоположение. Впрочем, все это было не важно. В подземельях тихо, спокойно, и, самое главное, одиноко. Плохо ловит связь, отчего появлялась прекрасная возможность получить выговор от отца, но пока везло. Он приносил сюда книги, глотая их одну за одной, бумаги, чтобы вести записи, и учебные материалы. За полгода жизнь стала более чем стабильной, и сам он курсировал, точно пакмен по лабиринту, между пяти основных точек: собственные комнаты, библиотека, подземелья, любимое кафе и место, где проходили все занятия с учителями. В дополнение прибавились нечастые пока тренировки, после которых юноша неизменно отсыпался, точно хорек. Отец не говорил этого вслух, но Константин и сам понимал, что встречи их проходят в довольно щадящем режиме, однако и этого было достаточно для того, чтобы тот, кто был потребен во сне раз в несколько дней по пять-шесть часов после нагрузок падал в постель на полдня. Он занимался и сам, тысячи тысяч раз повторяя каждый показанный ему прием, тщетно пытаясь взять под контроль дар, но все, что получалось – осваивать новые, все более витиеватые ругательства, за которые ему стоило бы прижать язык. Деметрий, как, по крайней мере, считал сам мальчишка, не видел одиночных его тренировок, и, в целом, Константин был доволен уже тем, что отец не был свидетелем ни его бесконечным попыткам хоть чему-то научиться, ни словам, неизбежно срывающимся с губ.
Шаги приближались. Удивительно легкие, в них чувствовалась упругая пружина, но не ощущалась опасность. Сердце пропустило удар или два, но все же забилось в ровном, спокойном темпе. Тьма в ногах беспокойная, шумная. Феликс неизменно внушал желание бежать. Страх этот застревал в горле, там, где вибрировали музыкальные связки, и заставлял сжиматься каждую мышцу в очень юном еще теле. Все еще, – досада! – выглядевший на пятнадцать, все еще не начавший расти вверх, Константин представлял собой забавную картину – ребенка, который при должных ухищрениях мог выглядеть довольно взрослым. Он помнил, мать его была выше среднего, и отец возвышался над ним на добрых две головы, а значит он еще должен был подрасти. Пока же оставалось лишь неодобрительно смотреть на себя в зеркало, да считать миллиметры, прибавлявшиеся к росту.
Улыбка, исказившая губы Феликса, заставила сердце дрогнуть вновь. Мальчишка безотрывно наблюдал за мужчиной цепким взглядом лазурных глаз, и в кивке его уважения было со страхом пополам.
– Читаю,или почти начал, черт, – здесь тихо.
Намек был открыт и ясен. Его, конечно же, никто не спрашивал, а вопрос, если и появится, будет исключительно риторическим. Легкие замерли, никак не желая раскрываться. Юноша смотрел, следил, как громила обходит его по дуге, и, не сдержавшись, моргнул несколько раз, исчезая на доли секунды, чтобы появиться вновь.
Вдох. Улыбка его была кроткой.
– Прошу прощения, – склоненная голова – признание иерархии. За короткий срок он усвоил каждое невысказанное правило, – дар несколько нестабилен.
На упоминание об отце он не повел и бровью. Феликс откровенно пытался взять его на слабо, но какой в том смысл, если выбора у него и так нет? Он не может отказаться, нет на то права. Так чего от него хотели? Раззадорить? Развязать язык? В ясных глазах цвета весеннего неба нашлось место детскому, наивному какому-то выражению. Юноша подбирал удачные к моменту слова, когда язык вдруг пришлось прикусить по-настоящему.
Не совсем вампир. Дефективный. Ущербный. Надо же, а он ведь почти что успел забыть, сколь ядовито может звучать "полукровка" в устах старшей расы. Зрачок сузился до размеров игольного ушка, но в остальном Константина не выдали ни дар, ни дыхание. Он ведь почти привык, правда. Было ли важно, что думают о нем все прочие, когда тот единственный, чье мнение действительно интересовало, принимал его и подпускал к себе. Юноша не без укола думал, что, в отличие от них, он был бессмертным по праву рождения, и, если уж судить, кто из них являлся неполноценным, то перешивала явно не его чаша весов.
Но все это лишнее, пустое. Несущественное совсем. Его хотели задеть, и он не позволит себе сказать ни единого лишнего слова. В конце концов, все, что Феликс мог – провоцировать его на действия. И все, что оставалось Константину – не поддаваться на провокации. Хотелось верить, что просто так мужчина не пойдет против Деметрия, который не только обещался в меру хранить хрупкую шкуру своего порождения, но и являлся громиле побратимом.
Или все это – небольшая проверка? Он ни в коем случае не подведет отца.
– Наполовину, – согласился Константин, не теряя ни ясности глаз, ни немного робкой улыбки, – но я буду рад составить вам компанию в охоте.
Полшага вперед, выражая абсолютную готовность выдвигаться.

+3


Вы здесь » Twilight saga: А Modern Myth » Личные эпизоды » А не слабо?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC